Антонина Цицулина, Борис Кац, Василий Фатеев:

Хобби как бизнес — куда будет двигаться рынок товаров для творчества

09.08.2018 13:19:40 578 0 На печать
23 июля передача «Да-Игра!» на канале "Медиаметрикс" была посвящена товарам для творческого развития. Борис Кац, директор по развитию сети хобби-гипермаркетов "Леонардо" и Василий Фатеев, основатель и руководитель ГК "Фарм" рассказали о хобби, которое стало делом жизни. RDT-info.ru публикует интервью на основе данного выпуска программы «Да-Игра!».

— Антонина Цицулина: Говорить мы будем о рынке для творчества, хобби. Но первый традиционный вопрос, перед тем как мы начнем обсуждать ниши, куда будет двигаться рынок, как он будет меняться — помните ли вы любимую игрушку своего детства?

— Борис Кац: В детстве было много разных игрушек, а любимая — небольшой плюшевый зайчик, с которым я спал. Потом лет через 20 увидел случайно эту игрушку и говорю: «Господи, облезлая, страшная, что в детстве нравилась-то?» На самом деле было очень много разных интересных игр, конструкторов, всего было много, были любимые, разные.

— Василий Фатеев: В моем детстве было не очень много игрушек. Я помню металлический конструктор, с которого мы все начинали, потом появились кубики — прототип Lego. Из них можно было что-то выстраивать. Потом отец из Швейцарии привез мне машинки, я помню каждую из них. Гараж, который строил из кубиков для этой машинки. Сейчас, конечно, дети имеют такое разнообразие, такие возможности — масса разных игрушек.

— Антонина Цицулина: Если говорить о том, какой профессиональный путь вы прошли, то как и почему выбор пал на творчество, хобби, канцелярию?

— Василий Фатеев: Компания «Фарм» на рынке уже больше 25 лет. Началось все с канцелярии, в основном это были ручки, фломастеры, карандаши, которые в 90-е годы появились в России. Потом, понимая, что нашу целевую аудиторию интересует не только узкий сегмент карандашей и фломастеров, начали расширять ассортимент. Спектр нашей компании настолько широкий, что мы заняли все смежные к канцелярии ниши. Но самыми любимыми для нас являются товары для творчества. В них можно выразить специфику бренда, дать что-то уникальное, персональное для нашего клиента.

— Антонина Цицулина: Сейчас компания «Фарм» — это не просто один из крупнейших оптовиков и дистрибуторов, у вас и свое производство — СТМ, и своя розница?

— Василий Фатеев: У нас больше 80 магазинов. На нашем сайте informat.ru, и крупные, и не очень компании заказывают канцелярию и все, что нужно для обеспечения офисов. На сайте, как и в магазинах можно купить все, включая товары для творчества. Родители покупают все, что нужно для развития их детей, причем с самого раннего возраста. Наш основной бренд — «Каляка-Маляка», который представлен на полках всех магазинов в Москве, в России и в ближайшем зарубежье. Там есть товары для детей, начиная с 2-х лет.

— Антонина Цицулина: Серьезная сертификация до 3-х.

— Василий Фатеев: Мы знаем, что в этом мы профессионалы. Бренд создается при участии психологов, педагогов. За это нас любят, ценят и настолько к нам лояльны.

— Антонина Цицулина: Процент детского сегмента в общем ассортименте потерялся или он существенен, какой он?

— Василий Фатеев: Он существенен. Именно в детской канцелярии мы одни из лидеров в России.

— Антонина Цицулина: А в общем ассортименте портфеля компании сколько детского?

— Василий Фатеев: Около трети.

— Антонина Цицулина: Борис, а как Вы начинали?

— Борис Кац: Этот вопрос обычно звучит так: «Как Вы дошли до жизни такой?». Когда-то давным-давно мы начинали с небольшого швейного производства, оттуда пошла оптовая торговля швейной фурнитурой и товарами для шитья, потихонечку выросли до компании, которая занимается оптовыми продажами товаров для шитья, рукоделия, творчества. Появились своя розница, свое производство, затем — сеть «Леонардо». Сейчас есть очередные большие производственные проекты, в том числе производство карандашей. Тернистый путь, который привел к разным бизнесам, но все вокруг рукоделия, творчества и в какой-то степени уже и канцелярии. Раньше канцелярия была чужим рынком, потихонечку становится своим.

— Антонина Цицулина: Творчество — это рынок двойного назначения. Мы знаем, что порой мама покупает, и лепит, рисует и вышивает больше, чем ребенок, иногда это хобби охватывает всю семью. Виден ли сейчас рынок для профессионалов: для профессиональных художников, скульпторов, кукольников, либо для системы образования? Сейчас, как грибы после дождя, растут кружки, не только научно-технического творчества, а творчества в целом. Вы, как бизнес эту нишу уже видите, уже чувствуете, уже продаете?

— Борис Кац: У нас продаются в хорошем ассортименте товары и для профессиональных художников, и для профессиональных скульпторов, для изготовителей кукол — это все есть. К нам регулярно приходят из центров творчества со списками и по спискам у нас все покупают. Все варианты есть.

— Василий Фатеев: Рынок творчества мы у себя компании делим на 2 больших блока: первое — это профессиональное творчество, то, о чем сейчас шла речь. Профессионалы не пойдут в канцелярский магазин покупать себе товары, это не то, что им нужно. У них есть специализированный магазин, специализированный ассортимент, они очень консервативны в выборе, они привыкли к определенному бренду, определённому качеству. Но мы сейчас видим для себя, что растет тренд как раз непрофессионалов. Те люди, как Вы правильно сказали, мамы, которые купили у нас товары для детей и заодно себе купили, попробовать что-нибудь сделать параллельно самим. Для них что-то новое, они до этого они не слышали про квиллинг,скрапбукинг, что-то еще. Это новый рынок, который продолжает расти.

— Антонина Цицулина: А в деньгах этот рынок какой? Как вы его оцениваете? Профессиональный рынок и рынок для семей с детьми?

— Борис Кац: Я сейчас каких-то цифр с ходу по этим рынкам не скажу.

— Антонина Цицулина: Есть какая-то экспертная цифра, как Вы думаете?

— Борис Кац: Какую-то цифру назвать не берусь, понятно, что профессионалов немного, а мам с детьми намного больше. На детский рынок нацелены специализированные детские сети, такие как «Детский мир», и специализированные книжные сети, у них тоже есть отделы детского творчества и канцелярские сети, и этот же товар есть в больших продуктовых гипермаркетах. Это конкурентный рынок. Очевидно, рынок профессиональных товаров намного меньше, он намного уже.

— Антонина Цицулина: Он маржинальнее гораздо.

— Василий Фатеев: Маржинальнее, затратнее. Если говорить о цифрах, я думаю, что это может быть около 10 миллиардов рублей — профессиональный рынок. А в широком смысле... Если мы говорим про детские фломастеры, альбомы, карандаши, то это огромный рынок, который раз в 5 больше, как минимум, чем профессиональный.

— Антонина Цицулина: Конкуренция в долгосрочной перспективе — 10-15 лет — будет в ассортименте или в сервисах, который покупает покупатель, зашедший в ваши магазины?

— Борис Кац: Я думаю, конкуренция будет по всем фронтам, будет конкуренция в ценах, в наиболее правильно подобранном ассортименте, в дополнительных сервисных услугах. Конкуренция будет начинаться с обучения и образования для покупателей. Все понимают, как применять акварельные краски, фломастеры, бумагу. Если говорить про полимерную глину или специализированные вещи для изготовления украшений, то там нужно рассказывать, помогать, обучать, и конкуренция будет начинаться с таких вещей.

— Василий Фатеев: Сервис сейчас будет превалировать, потому что людям хочется не просто купить товар, а понять что-то новенькое, узнать, как с этим работать, что еще они могут нового с этим сделать. Я думаю, что в творчестве это будет очень актуально. Мы у себя делаем мастер-классы, проводим видео-обучения, и мы видим, насколько растет на это спрос.

— Антонина Цицулина: По сути, у вас должно быть свое event-агентство, свои фестивали, свои конкурсы, для того, чтобы коммуницировать со специалистами и широким кругом покупателей. Я так понимаю, что у каждого из вас в портфолио уже есть проекты, которые становятся самостоятельным продуктом. Я называю это товаропроводящая услуга, когда есть либо какая-то образовательная программа, либо какой-то фестиваль развлечения, а рядом присутствуют эти продукты, происходит еще и продажа. Мы уже близко, к тому, что мы услуговая образовательно-развлекательная компания?

— Борис Кац: Есть отдел маркетинга, в котором обязательно есть PR-специалист, event-менеджер, отвечающий за все фестивали творчества, которые мы организуем с нашими партнерами в разных городах России. Наши покупатели уже хорошо разбираются в качестве товаров. И нам, чтобы сделать хороший товар, соответствующий потребностям нашего клиента, нужно задействовать педагогов, психологов, людей-профессионалов, кто умеет работать с этим товаром. А еще мы слушаем наших клиентов. У нас регулярно проводятся фокус-группы, и без этого сейчас не обойтись. Мы имеем штатных профессионалов, которые целыми днями делятся с нами своими мнениями, инсайтами, что еще нужно привнести в наш ассортимент, как поправить тот или иной продукт. Только так наши клиенты будут к нам лояльны и дальше покупать нашу продукцию.

— Антонина Цицулина: Это по сравнению с классическим маркетингом намного дороже?

— Борис Кац: Любой кастомизированный продукт дороже, чем стандартная схема работы процесса.

— Антонина Цицулина: Правильно я понимаю, что это увеличивает точку входа в это направление для нового игрока? Малому бизнесу зайти сюда, если он не является каким-то уникальным художником или скульптором, которого знают все, достаточно тяжело? Эта бизнес-модель, она для взрослых или для малышей?

— Василий Фатеев: Малому бизнесу вообще тяжело. Заходить и полноценно играть на таком сложном рынке, очень тяжело. Предлагать какие-то стандартные товары - это реально, находить какие-то незанятые большими компаниями локальные точки - возможно, с нуля создать такую же историю — практически невозможно.

— Антонина Цицулина: Борис, я очень сильно удивилась, когда Вы сказали, что Вы начали строить с нуля карандашную фабрику. Мы понимаем, что в Российской Федерации всего 2 производителя карандашей полного цикла. И, тем не менее, Вы приняли решение с нуля ставить полный цикл производства, почему?

— Борис Кац: С нашей точки зрения, на рынке есть место для эффективного производства, это экономически целесообразно. Понятно, что принять такое решение — это экономический расчёт и частично... ощущение. Ощущение было, что есть 2 небольших производства, которые не очень автоматизированы, не очень современны. Тем не менее, они неубыточны. Современное производство, когда правильно построено, должно быть прибыльным. Это такое соображение на ощущениях. Но мы все аккуратно посчитали.

— Антонина Цицулина: У нас, к сожалению, на рынке очень мало сейчас инвесторов, которые входят в производство. Часть денег у нас пришло в производство детской одежды, в производство товаров для новорожденных, сейчас — в производство товаров для творчества. Но у нас нет слияний и поглощений. Наши старейшие фабрики — они недоговороспособны? Там нечего покупать?

— Борис Кац: Фабрики, которые сейчас есть, которые существуют, они все имеют много скелетов в шкафу и сложны для покупки, для поглощения. Часто там просто нечего покупать, там нет качественной технологии, нет разумного современного оборудования, нет команды, нет ничего. Прежде, что мы построили свою карандашную фабрику, мы обсуждали вариант покупки одной из действующих фабрик и поняли, что там вообще нечего покупать.

— Антонина Цицулина: Василий, Вы так же решили?

— Василий Фатеев: Увы, к сожалению, так. Легче делать с нуля, чем взять какую-то фабрику и что-то переделывать. Хотя случаи слияния-поглощения есть, они на практике канцелярской отрасли существуют, я думаю, что их будет больше и больше. Рынок консолидируется, остаются крупные игроки, которые в любом случае консолидируют свою компетентность, и как минимум поддерживают производителей текущих. В какой-то перспективе, рано или поздно, я думаю, что будут объединяться в какие-то холдинги и дальше.

— Антонина Цицулина: Меня это печалит, потому что мы понимаем, что таких крупных производственных предприятий на территории России, полного промышленного цикла, имеющих 20-30-80-летнюю историю, их можно пересчитать на одном листочке. Если сейчас эта интеграция не произойдет и не придут сторонние деньги, не придет финансовый инвестор, мы же понимаем, что будет такой же цикл банкротств. Если на рынок выйдет крупная торговая сеть, которая будет продавать оптом, первое, что сейчас происходит — это демпинг по цене и дальше вытеснение. Компании растут в основном только за счет доли рынка своих конкурентов.

— Василий Фатеев: И да, и нет. Крупные компании, которые приходят, они не всегда ставят задачу получить собственное производство. Мы работаем с несколькими производителями уже десятки лет, и мы видим, как они развиваются, насколько они становятся сильнее. Есть очень успешные проекты очень хороших производителей, которые продолжают развиваться, и я уверен, они и дальше будут лидерами в своей отрасли. Небольшие компании либо вот эти лидеры в производстве поглотят их, либо эти компании примкнут к каким-то торговым компаниям.

— Антонина Цицулина: Мы в ассоциации видим по другим отраслям, когда, например, для детской одежды на торговых полках (специализированную берем розничную сетку) места не осталось, там либо международные бренды, либо СТМ. Мы видим, что сейчас то же самое происходит в обуви, и мы увидим такое же направление в игрушках. В творчестве Вы в принципе своей моделью говорите о том же самом. Думаю, что в стратегии развития компании «Фарм» собственные торговые марки будут занимать все больше и больше места.

— Василий Фатеев: Не совсем так. Мы не можем продавать на полках магазинов, только наши товары. Мы, конечно же, хотим, чтобы покупатель брал с полки именно наши торговые марки, но нам важен ассортимент для покупателя, поэтому мы работаем с очень крупными компаниями, с известными брендами и будем продолжать работать. Это законодатели рынка и мы понимаем, что компании тоже сильные и их бизнес — производить товары, которые востребованы на полках. Наш бизнес - делать более доступные товары, более актуальные, но выбор за конечным покупателем. Мы можем на полки представить все, но покупатель должен сам сделать выбор.

— Антонина Цицулина: Система выбора — это отдельная тема. Скажите, пожалуйста, я как поставщик могу поставить Вам в рознично-торговую сетку или я для этого должна обязательно войти в ассортимент оптовой компании?

— Василий Фатеев: Как правило — это преимущество. Если мы понимаем, что какая-то торговая марка входит во все наши каналы продаж, естественно, мы будем делать фокус на таких торговых марках. Но, мы в опте не можем предлагать такой широкий ассортимент, как мы не хотим предлагать даже где-то в наших магазинах, особенно каких-то нишевых товаров. У нас есть ряд поставщиков, которые только для розницы, ряд поставщиков, которые только для корпоративных продаж.

— Антонина Цицулина: А в «Леонардо» Вы можете назвать количество поставщиков, с которыми Вы работаете, приблизительно?

— Борис Кац: Количество поставщиков, чисто российских поставщиков, с которыми мы работаем, — это несколько сотен компаний.

— Антонина Цицулина: А собственное производство, собственные торговые марки в сети «Леонардо»?

— Борис Кац: Занимают, наверное, около 60%.

— Антонина Цицулина: В стратегии Вы доведете, или 60% будете держать? Как планируете?

— Борис Кац: Этот процент понемножку увеличивается. Понятно, что никогда не будет ситуации, когда у нас будут только свои торговые марки, но, наверное, в целом паркет будет состоять из очень сильных брендов и своих торговых марок. Я не вижу, чтобы в перспективе осталось место под слабые бренды. Бренд должен быть либо лидером крутым, либо ему не хватит места на полке, он не даст нужную маржу с погонного метра, нужную прибыль, и автоматически система будет рекомендовать его заменить.

— Антонина Цицулина: Вы открыли магазин в Белоруссии, планируете ли еще открывать?

— Борис Кац: Планируем еще магазины в Белоруссии открывать.

— Антонина Цицулина: Сколько?

— Борис Кац: Есть же расчетные вещи, которые зависят от количества жителей. Очевидно, что в Минске можно открыть еще несколько магазинов. По мере открытия магазинов, мы смотрим: возник или не возник каннибализм, есть приток людей между магазинами, насколько новые магазины снижают продажи старых. Это все в процессе открытия считается, и принимаются решения.

— Антонина Цицулина: Если говорить о других регионах, например, Казахстане, когда там откроется магазин?

— Борис Кац: Пока четкого понимания, когда можно назвать дату, нет. Мы над этим работаем.

— Антонина Цицулина: Где концентрируются магазины ГК «Фарм»?

— Василий Фатеев: Все наши магазины в центральном регионе России, в Москве, в ближайших крупных городах центрального региона. Продолжаем открывать, а где конкретно, увидите, узнаете.

— Антонина Цицулина: Переходим к онлайн-торговле: я помню наши профессиональные дискуссии с коллегами, не прошло и 3-х лет с тех пор, когда мне все говорили: «Ну, онлайн-торговля — это баловство, это нереально, это всего 6% рынка, и это вообще ни о чем». Сейчас мы видим, что крупные международные сети закрываются. Мы увидели, что произошло буквально за год, что сделала с этим рынком замечательная компания AliExpress, сейчас они уже открыли доставку товаров по ряду регионов день в день. Мы понимаем, насколько они будут мощным игроком, когда откроют свои распределительные склады, и это очень сильно изменит наш ландшафт. В доле ваших компаний интернет-торговля это, скорее, выстраивание бизнес-процессов или уже бизнес?

— Борис Кац: Это, безусловно, бизнес. Но я не скажу, что это какой-то крупный бизнес. Это направление растущее, но по опыту западных компаний, с которыми мы сравниваем, смотрим, анализируем, мы видим, что доля онлайн-продаж вряд ли будет такой огромной, как на рынке электроники, например. Потому что у потребителя есть совершенно разумное желание прийти в магазин и все потрогать, пощупать, посмотреть глазами. Еще один забавный эффект — для того чтобы что-то выбрать, иногда быстрее прийти в магазин, чем перерыть сайт. Когда вам надо выбрать по каким-то параметрам электронику, то вам понятно, вы знаете, что такое телевизор, вы знаете, что такое телефон и какие параметры вы хотите посмотреть. Когда вы приходите в магазин рукоделия и творчества, вы же не знаете, что именно вы хотите купить. Понятно, что есть кто-то, кто знает, для него интернет-торговля удобна, понятна и легка. А новинки все равно придет посмотреть, потрогать в магазин. Кисточку все равно надо помочить в воде и посмотреть, какой она оставляет след, пряжу надо приложить к себе, посмотреть, как она гнется, какие пушинки, какие ворсинки. Это все удобнее смотреть прямо в магазине.

— Антонина Цицулина: Прямо в магазине можно намочить кисточку и провести?

Борис Кац: Да, конечно, у нас в магазинах установлены стаканчики с водой, чтобы любой художник мог, прежде чем купить кисточку, опустить ее в воду и на листочке бумаги провести. Точно так же около стенда с художественными маркерами есть листочки, на которых можно посмотреть, как разные маркеры выглядят и что из них получается и так далее. Возможность попробовать прямо здесь, не доходя до кассы, она обязательна.

— Антонина Цицулина: Вскоре все магазины превратятся в тест-драйв площадки, мы будем ходить туда играть, потому что это будет большая творческая мастерская. А если говорить про «Фарм» и про интернет-торговлю?

— Василий Фатеев: У нас интернет-магазин «inформат», он больше для корпоративных клиентов. Я здесь с Борисом соглашусь, для товаров творчества, детства важно потрогать товар. Прийти в магазин, посмотреть, повертеть. Идти в магазин, покупая на весь офис степлеры, дыроколы, нет необходимости, поэтому заказывают через интернет-магазин. К нам приходят, для того чтобы купить для тех же детских садов. Родительский комитет выбрал, заказал, мы им привезли прямо в детский сад, всем раздали. Отлично работает. Но проблема всех этих магазинов в том, что при низком среднем чеке, как в канцелярии, товарах для творчества, мы не окупаем логистические затраты: отвезти клиенту дороже, чем заработать на 500 рублях, например, со среднего чека. Поэтому я бы не сказал, что в нашем сегменте это будет основная доля рынка. Да, мы работаем, можно заказать, оплатить доставку без проблем.

— Антонина Цицулина: Если только точки выдачи доставки не будут везде.

— Василий Фатеев: Да, без проблем, можно прийти в магазин, забрать свой товар, то, что заказали через интернет-магазин. Это все работает, но пока не массово.

— Антонина Цицулина: Я так и вижу, что должен быть канцелярский постамат, который устанавливается во всех кружках, к примеру, во всех 250 детских центрах Беби-клуба, и потому что это такая история, когда именно этого цвета пластилина не хватает…

— Борис Кац: Типа торгового автомата? Торговых постаматов по канцелярским товарам ни одного не видел, хотя, идея интересная, но будет ли она окупаться, не до конца понятно, сложный товар. Про интернет-торговлю хочу добавить, что реально дорогая отборка, одно дело формировать заказ из дорогих товаров, а другое дело из совсем дешевых товаров для творчества и рукоделия, когда стоимость отборки на складах настолько высокая, что очень влияет на себестоимость заказа. Что такое сейчас офлайн-магазин? Это место, где мы как раз работу по отборке товара перекладываем на розничного покупателя, а если это делают сотрудники, то получается дороже, и это объективная реальность.

— Антонина Цицулина: Это подлежит автоматизации?

— Борис Кац: Мы работаем над этим, это позволит уменьшить стоимость отбора, но не сделает ее бесплатной.

— Антонина Цицулина: Здесь нужны роботы.

— Борис Кац: Мы занимаемся внедрением у себя на складах роботизированных систем.

— Антонина Цицулина: Обязательно пригласите нас, когда запустите, я хочу посмотреть, как это работает.

— Борис Кац: Когда запустим.

— Антонина Цицулина: Договорились. Я, почему сейчас активно об этом говорю, потому что есть один из трендов, который обсуждается на всех торговых форумах везде - это так называемые магазины, которые идут за потребителями. Мы видим по ряду отраслей как раз появились автоматизированные пункты выдачи, разные ячейки, в том числе и постаматы. При разработке конкурсов для разработчиков и дизайнеров, которые мы запускаем по игровому оборудованию, нам коллеги сказали: «Очень любопытно поработать над таким игровым оборудованием». Вам были бы интересны такие разработки, и в том числе дизайн-решения?

— Борис Кац: Теоретически, может быть. Самое главное — это детали. Если оно технологично, удобно, долговечно, не требует сервиса, ремонта. Надо в деталях смотреть, может быть интересно, но …

— Антонина Цицулина: Не требует сервиса и ремонта? Покажите мне такое оборудование? Мы видим, как у нас меняется стиль жизни семей с детьми и без детей. Это то, что касается всяческих развлечений, каких-то праздников, все, что мы относим к сувенирной отрасли, как таковой. Они расширяют сегмент рынка, или закрывают? Это тот сегмент, который у традиционного канцелярского хобби рынка заберет?

— Василий Фатеев: Мы считаем канцелярский традиционным, а дальше ассортимент — это ежедневники, которые у нас покупают каждый Новый год, подарочные ручки, известные бренды - Manzoni, которые у нас под Новый год выгребают огромными количествами. Что касается творчества, то да, сейчас считается хорошей идеей сделать открытку своими руками. Приходят к Борису, и у нас в магазинах покупают наборы для того, чтобы самим сделать подарок, упаковать подарок. Персональные подарки – это хороший тренд, это наш рынок и он тоже растущий.

— Антонина Цицулина: По два секрета, очень коротко. Если я захочу или кто-то другой строить торговую сеть "Леонардо-2". Одну рекомендацию. Чего не надо делать?

— Борис Кац: Не надо делать совсем, это нереалистично. Места под вторую хобби-рукодельную сеть в стране нет. Во всех странах мира, за исключением США, есть строго одна сеть, которая занимается в широком ассортименте рукодельного творчества. Единственный рынок, где выжило больше чем одна сеть, это США.

— Антонина Цицулина: Хорошо, если я захочу, чтобы компания «Леонардо» инвестировала в производство моей фабрики? Я с чем должна прийти? С производством настольных игр, с производством кукол? Вы какие проекты рассматриваете и рассматриваете ли?

— Борис Кац: Теоретически мы можем рассмотреть проекты, которые будут комплементарны к ассортименту, которым мы занимаемся. Которые будут детально проработаны и экономически целесообразны.

— Антонина Цицулина: Я напомню, что цикл наших передач идет в рамках 100-летия российской игры и игрушки. На сайте http://toys-russia.ru мы организовали голосование за 100 легендарных игрушек 100-летия. Буду рада, если ваши разработки, уважаемые Борис и Василий, будут туда загружены и войдут в сотню лучших.

Надеюсь, что мы сможем продолжить нашу дискуссию в рамках форума «Секреты детского ретейла», который пройдет в конце октября 2018 года. Сейчас, например, мы ведем переговоры с «Х5 Retail Croup», которые сделали интересную игру для поставщиков своей сети — о том, какой должен быть идеальный поставщик. Ждем вас на форум.

Каждая передача «Да-Игра!» проходит в формате живого диалога по понедельникам в 17:00.

Все эфиры можно посмотреть: https://www.youtube.com/channel/UC4GCfz4LE5ZSYwo95JhsxzQ

 

Источник